20.01.2017 15:36

Гражданское противостояние и роспуск органов Алаш-Орды

 

Центр оказывал военную помощь сражающимся на казахстанских фронтах частям Красной Армии. Одним из ярких примеров подобной помощи является экспедиция Алиби Жангельдина. Отряд комиссара А. Жангельдина с большим количеством боеприпасов выехал из Москвы 20 июля 1918 года по железной дороге и 1 августа прибыл в Астрахань. В конце августа экспедиция на двух шхунах следует через Каспий в форт Шевченко, оттуда через остров Куланды приезжает к северной точке полуострова Бузачи и высаживается на мысе Жандаур. Здесь целый месяц ушел на подготовку к степному походу Успех экспедиции теперь полностью зависел от поддержки местного казахского населения, которое снабдило экспедицию вьючным транспортом и различным снаряжением.

Через 57 дней трудного степного перехода, 11 ноября, экспедиционный отряд прибыл на станцию Челкар, где его с нетерпением ждали войска Актюбинского фронта. Позднее, в 1927 году, А.Жангельдин за организацию этой экспедиции и другие заслуги был награжден орденом Красного Знамени.

В Красной Армии казахи-бедняки сражались вместе с русскими братьями-трудящимися. В мае 1918 года добровольность комплектования Красной Армии была заменена обязательной воинской повинностью, о чем был издан декрет. Вместе с тем значительное время еще сохранялись и добровольческие отряды. Летом 1918 года стали создаваться национальные воинские формирования, как составные части единой Красной Армии. Базой создания национальных частей стали Сырда-рьинская и Семиреченская области, Букеевская Орда и советские уезды Торгайской области. В 1919 году был организован первый оренбургский казачий полк имени Степана Разина. В обороне Уральска в апреле-июле 1919 года участвовал казахский эскадрон, позднее преобразованный в первый Советский образцовый казахский полк.

В борьбе с белогвардейцами вместе с трудящимися Казахстана участвовали иностранные рабочие и крестьяне-венгры, немцы, чехи, поляки, добровольно вступившие в ряды Красной Армии.

К концу 1918 - началу 1919 г. события на фронтах развивались явно не в пользу контрреволюционных армий. Наиболее мощная сила белогвардейцев - армия адмирала А.Колчака, правителя Сибири, занявшись перегруппировкой, подтягиванием резервов, не смогла оказать своевременной помощи Оренбургскому и Уральскому казачеству, в результате чего красные полки заняли административные центры обоих казачьих войск, восстановили свой контроль над всей Оренбургско-Ташкен-тской магистралью. Белоказаки были отсечены от Оренбурга и Сибири, что позволило Красной Армии укрепить свои позиции в Туркестане и Семиречье.

Советское руководство в Москве проанализировало итоги 1918 года и пришло к выводу о срочном углублении реформы национально-государственного строительства, скорейшем формировании национальных автономий в Татарии, Башкирии, Казахстане. Этот курс был закреплен в решениях VIII съезда РКП (б) в марте 1919 года. Фактически большевики сумели перехватить инициативу у руководства белого движения и, опираясь на специальный Казахский отдел правительственного органа, Наркомат по делам национальностей, начали устанавливать связи с теми кругами движения "Алаш", которые, глубоко разочаровавшись в белом движении, стали искать контакты с Советским руководством. Первой здесь была группа, возглавляемая видным деятелем Алаш-Орды Ахметом Байтурсыновым, предварительно получившим согласие на это у А. Бокейханова.

Встретившись в марте 1919 г. на станции Чел-кар с комиссаром А.Жашельдиным, А.Байтурсы-нов выехал в Москву и был там введен в состав Казахского отдела Народного комиссариата по делам национальностей.

В марте 1919 года среди арестованных колчаковцами оказались и некоторые активисты партии "Алаш": председатель казахского суда по гражданским делам Ж.Акпаев и редактор газеты «Сары-Арка» Имам Алимбеков. Их обвинили, ни более, ни менее, как в большевизме. И.Алимбекову, кроме того, было инкримировано незаконное хранение оружия, связь с нелегальной эсеровской организацией и участие в составлении антиправительственных листовок. Была закрыта молодежная газета «Жас азамат», издававшаяся в Петропавловске, пропагандировавшая идеи алашского движения.

Оказавшись между двух огней, между Советами и белым движением, лидеры национально-демократических движений Казахстана, Татарии и Башкирии с начала 1919 года приходят к решению о переходе на сторону Советской власти. Об этом свидетельствует видный государственный деятель периода гражданской войны, руководитель башкирского национально-демократического движения, в последующем, известный ученый-востоковед Заки Валили Тоган: «... В начале февраля 1919 г., когда мы стояли в ауле Кулгуна, к нам прибыли из Казахстана два представителя... Эти двое привезли письмо от Ахмеда Байтурсынова из Тургая и вели переговоры о том, как обстоят дела с переходом на сторону советов... Я написал письмо Ахмеду Байтурсынову и Алихану Букейханову... Я писал следующее: собираемся в ближайшие дни перейти на сторону советов... Вы должны знать, переход на их сторону - мера вынужденная. К этому вынуждает нас крайняя враждебность Колчака...

Мы остаемся, верными нашим национальным принципам, соглашениям с правительством Алаш-Орды. Сами понимаете, что при достижении мирного соглашения с советами доверия к ним нет, верить им на слово нельзя».

Очевидно, что лидеры Алаш-Орды были солидарны с Заки Валиди в оценке сложившейся ситуации и необходимости вынужденного перехода на сторону Советской власти.

В этом вопросе хорошим примером стала миссия А. Байтурсынова. При его активном участии в Москве приняли решение сформировать орган подготовки национальной государственности казахского народа. Как вспоминал А. Жангельдин, Москва пошла на это, чтобы включить в этот орган национальных деятелей из числа убежденных сторонников большевизма и представителей Алаш-Орды.

10 июля 1919 года В.И.Ленин подписал «Временное положение о революционном комитете по управлению Киргизским (казахским) краем». В состав Ревкома вошли С. Мендешев, А. Байтурсы-нов, С. С. Пестковский (председатель), несколько позднее в ревком вошли Б. Б. Каратаев, М. Тунган-чин, В. Л. Лукашев, К. Г. Сидоров.

Уже в качестве заместителя председателя Казревкома А.Байтурсынов выступил на страницах газеты «Жизнь национальностей» со статьей «Революция и киргизы», где попытался объяснить причины политических колебаний руководства и актива Алаш особенностями социально-экономического строя казахов, низким уровнем политической культуры советского руководства на местах и слабым пониманием сущности большевизма казахской интеллигенцией. «Я, пишущий эти строки, являюсь представителем этой группы казахов-интеллигентов, которые, как сказано выше, руководители киргизской национальной политики при царском правительстве и боролись с ним. Что пережили киргизы при царизме известно нам лучше, чем кому бы то ни было. Благодаря существованию у киргизов своеобразного социализма и коммунизма, вызванных жизненными условиями и благодаря отсутствию у них классовой дифференциации и строгой разграниченности в предметах собственности, киргизский народ еще не ощущал особенной нужды в социалистическом строе...

Прибыв в центральную Советскую Россию в качестве делегата от Тургайской группы алашордынцев, пославших меня для переговоров с центральной властью, и видя государственный порядок во всем и соответствующее провозглашенным в Декларации прав народов России началам внимательное отношение к киргизскому национальному вопросу, я могу от чистого сердца сказать и успокоить моих товарищей, что предпочитая советскую власть колчаковской, мы не ошиблись».

Тогда же, в ноябре, политотдел Туркестанского фронта специально для отрядов Западного Отделения Алаш-Орды издал листовку-обращение «Долой недоверие к Советской власти». В листовке подтверждалось, что Реввоенсовет фронта объявил амнистию всем, кто воевал против Советской власти. «Каждому из вас должно быть известно постановление о прощении. Киргизский народ должен дать свой ответ на него. Пусть каждый род обсудит предложение и даст ясный, решительный и честный голос за признание Советской власти».

Поражение главных сил Колчака на Восточном фронте создало необходимые условия для освобождения Западного, Северо-Восточного Казахстана и Семиречья от белогвардейцев и их союзников. В этих условиях, в особенности с середины 1919 года начинается переход отдельных представителей Алаш-Орды на сторону Советской власти, к концу года он принимает массовый характер, чему способствовала широкая амнистия участникам алашского движения, объявленная Советской властью, волнения в полках и бегство джигитов из рядов «народной милиции». Этот процесс приобрел необратимый характер после перехода на сторону Советской власти А. Байтурсынова и группы его сторонников.

Далеко не просто началось вхождение актива Алаш в советскую действительность. Уже в январе 1920 года особым отделом 59-й дивизии были арестованы А.Н.Бокейханов и три члена областного руководства Алаш в Семипалатинске. Аресты имели место в ряде городов Акмолинской области. Руководство Казревкома было вынуждено несколько раз обращаться с просьбой в Омск пресечь акты насилия по отношению к активу Алаш-Орды.

Мнение комиссии легли в основу постановления Казревкома от 5 марта 1920 года. В нем говорилось: «Выслушав доклад товарища Бегимбетова, ознакомившись с документами, предварительно переговорив с ответственными руководителями западного отделения Алаш-Орды в связи с обстоятельствами и временем перехода их на сторону советской власти, а также принимая во внимание, что многие из ответственных работников западного отделения Алаш-Орды действовали в Уральской области в союзе с уральскими казаками и другими защитниками буржуазного строя, и поэтому, несмотря на амнистию, пребывание их на киргизской территории в дальнейшем может вредно отразиться в деле проведения в жизнь киргизов идеи советского строительства на местах; что с другой стороны, некоторые из них могут быть рассматриваемы как уголовные преступники, к которым со стороны потерпевшего от их действий населения могут быть предъявлены гражданские иски, ревком постановил:

«1. Ответственных руководителей западного отдела национального правительства Алаш-Орда впредь до более прочного устройства советской власти в Киркрае изолировать от киргизских трудовых масс. Из прибывших ответственных работников отправить в Москву или в другие центральные губернии: 1) Джаншу Досмухамедова, 2) Халела Досмухамедова, 3) Ису Кошкинбаева, 4) Карима Джалилова, 5) Берикгалия Атчибаева.

2. Все имущество алашордынцев, как казенное, так и частное, где бы то ни было взять на учет впредь до особого распоряжения ревкома, который является единственным компетентным органом, распределяющим это имущество по принадлежности.

3. Практическое разрешение всех вопросов, связанное с окончательной ликвидацией правительства Алаш-Орды и подведомственных органов ему, произвести в ближайших заседаниях ревкома, причем опубликовать населению в газете, что никакого договора между ревкомом и Алаш-ордой не было, а условия перехода этих алашордынцев указаны в ответе ревкома..., то есть личная неприкосновенность и амнистия за прежние их деяния политического характера сохраняет силу.

Ввиду враждебного отношения части киргизского населения, сочувствующей советской власти, и переселенцев к активным работникам Алаш-Орды, западного отделения от рекомендации алашордынцев как в члены ревкома, так и на другие ответственные работы воздержаться».

Решение революционного комитета по духу и по букве отвергало идею национального мира в казахском обществе, чего хотели лидеры алашского движения, и решительно поддерживало классовые принципы национально-государственного строительства в крае. Это означало, что Алаш, Алаш-Орда вынуждены были уйти из общественно-политической жизни Казахстана. Участь их была решена...

Иллюстрированная история Казахстана: С древнейших времен до наших дней: В 4-х т. Т. 3.Казахстан со второй половины XIX века до первой половины XX века/ Авт.-сост. О. Жанайдаров [Текст]. - Алматы : АО "Қазақ энциклопедиясы", 2005. - С. 165-173.

Литература:

Алаш Орда [Текст] : сб. документов / сост. С. Мартыненко. - Алматы : Айқап, 1992. - 191 с.

Новейшая история Казахстана [Текст] : сб. документов и материалов (1917-1939 гг) / сост. А. Т. Каражанов. - Алматы : Санат, 1998. - 304 с.

Альжанова, С. Беркут Алаш-Орды [Текст] / С. Альжанова, Г. Тулемисова. - Алматы : Фонд Алтынбек Сарсенбайұлы, 2008. - 180 с.

Аманжолова, Д.А. Алаш: исторический смысл демократического выбора [Текст] : историческая монография / Д. А. Аманжолова. - Алматы : Таймас, 2013. - 400 с. : ил.

Движение Алаш: Сборник материалов судебных процессов над алашевцами. Трехтомный сборник документов и материалов. Т.1 Документы, допросы и ответы, синхронные переводы. Материалы судов. Конфискованные письма [Текст] / Министерство связи и информации республики Казахстан; Научный центр "Отырар кітапханасы" при Евразийском университете им. Л.Н. Гумилева ; ред. Т. К. Журтбай. - Алматы : Ел-шежіре, 2011. - 428 с.

Движение Алаш: Сборник материалов судебных процессов над алашевцами. Трехтомный сборник документов и материалов. Т.2 Документы, допросы и ответы. синхронные переводы. Материалы судов. Конфискованные письма [Текст] / Министерство связи и информации Республики Казахстан; Научный центр "Отырар кітапханасы" при Евразийском университете им. Л.Н. Гумилева ; ред. Т. К. Журтбай. - Алматы : Ел-шежіре, 2011. - 376 с.

Движение Алаш: Сборник материалов судебных процессов над алашевцами. Трехтомный сборник документов и материалов. Т.3 Документы, допросы и ответы. синхронные перводы. Материалы судов. Конфискованные письма [Текст] / Министерство связи и информации Республики Казахстан; Научный центр"Отырар кітапханасы" при Евразийском университете им. Л.Н. Гумилева ; ред. Т. К. Журтбай. - Алматы : Ел-шежіре, 2011. - 440 с.

Муканов, К. Жумагали Тлеулин - деятель "Алаш - Орды" [Текст] : докум. Биография / К. Муканов. - Алматы : Жибек Жолы, 2005. - 216 с.

Обновлено 20.01.2017 15:38